Львов Павел, чемпион России по фрирайду, неоднократный победитель как отечественных, так и зарубежных фрирайд-контестов, после внушительного перерыва в катании возвращается в большой спорт. Интервью провели репортеры медиа-агентства Action Brothers во время первого этапа съемок их нового фильма где-то на дороге между Приисковым и Шерегешем. AB: Паш, давненько о тебе не было слышно… А ведь пару лет назад, помнится, гремело твоё имя во всех фрирайд контестах. Такому началу карьеры позавидует любой прорайдер. А ты в самый, казалось бы, ответственный момент куда-то пропал и ушёл с олимпа. Расскажи, куда исчез, чем занимался?

Паша: Да, действительно, шаг, на который я пошёл 2 года назад, был серьёзным. Тогда мой фрирайд, как говорится, нёсся полным ходом – став чемпионом России я поехал в Европу и стал занимать там призовые места. Параллельно жарил в отечественных соревах, катаясь и соревнуясь со ставшими уже тогда друзьями и знакомыми. И вдруг, в мою жизнь стало настойчиво стучаться что-то новое и непонятное. Важные перемены в жизни всегда происходят очень неожиданно, иначе они не были бы столь значимыми. В общем, мы с моей любимой женщиной ждали рождения нового человечка. АВ: Ууу…так ты теперь папа! Паша: Ага. Я теперь не просто папа – у меня есть жена и дочка, и мы счастливая семья. Вот мы сейчас едем в автобусе по ночному сибирскому серпантину, а я знаю, что где-то там в Москве… Знаете, как это приятно!

АВ: Скажи, Паш, а не страшно теперь со скал-то прыгать? Паша: Понимаю, к чему клоните, но нет. Скорее интереснее стало принимать решение о спуске в условиях, когда ты знаешь, что дома ждёт папу ещё глупенькая и неокрепшая малютка вместе с любящей мамой, под тобой 20-ти метровая пропасть, край обрыва, голоса операторов по рации, в тебе – ровный бой дыхания, импульсы сердца, качающего адреналин. Сейчас такие ситуации происходят постоянно, и кажется, что фрирайд для меня – это именно они.

АВ: То есть ты хочешь сказать, что фрирайд для тебя приобрел новое качество? Паша: Именно. Я вышел на новый уровень осмысления и понимания фрирайда. Я всегда считал, что фрирайд – это нечто большее, гораздо большее, чем просто одежда, музычка, девочки, тусовка, ну вы понимаете, - вся эта мишура. Фрирайд требует серьёзного понимания и ощущения гор, себя в этом мире. Например, когда ты в парке, ты прислушиваешься только к своему организму. В горах же ты слушаешь себя и природу вокруг – какой снег, какой ветер, какое солнце, какая высота. Только в гармонии со всем этим твоя линия превратится в идеальную, твой спуск удастся, а ты получишь невероятную дозу адреналина, эйфории и кайфа. Сейчас, после относительно долгого периода нахождения в городе, я понимаю это так отчетливо и ясно. АВ: Насколько мы понимаем, у тебя ранее не было таких длительных перерывов в катании. Ты как-то готовился к этому сезону, чтобы восстановить форму? Паша: Конечно. Прошедшим летом я довольно активно занимался спортом. Благо, я живу в Подмосковье, что позоляет мне тренироваться в естественных условиях – можно в лесу побегать или на велосипеде покатать, можно на батуте попрыгать, он у меня прямо в саду стоит, можно на виндсерфинге или вейк-борде порассекать в ближайшем озере. На вейк, кстати, этим летом мы с друзьями подсели плотненько – оказывается, что это очень весело. Да и техника бордовая.

АВ: А финансовые возможности позволяют? Ты сейчас вообще чем живешь-то? Как семью обеспечиваешь? Паша: Работаю я. В Москве, в крупном инветиционном холдинге, в сфере брокерского бизнеса. А как еще бабки зарабатывать? На определенном этапе я понял, что мне мало одного прорайдерства. К сожалению, в России пока нет поставленной системы финансовой мотивации райдеров, как за границей. Если хочешь хорошо жить, тяжело быть просто райдером, надо быть кем-то еще. Вот я, например, финасист. АВ: То есть ты сейчас катаешься полностью на свои деньги или тебя все-таки кто-то спонсирует? Паша: Почему же, одно другому не мешает. Главный мой спонсор в этом сезоне – Action Brothers. Именно они предложили мне сняться в их новом фильме, полностью взяв на себя все расходы. Меня удивило, как быстро работают ребята в плане организации – буквально за несколько недель мне были найдены главные спонсоры по снаряге (Rossignol, Dakine) и одежде ( Tresspass).

AB: Ну и какие впечателения от стаффа? Паша: Скажу, что доска Experience от Rossignol – мощный агрегат для целины. За неделю катания в Приисковом по некатанным лесным тропинкам я ни разу не грешил на доску. Мне нравится ее маневренность, чего, похоже, удалось добиться за счет интересной геометрии и жесткости. Волнистый кант быстро подключается на жестких и ледяных участках. АВ: Как тебе Приисковое? Ты же был здесь первый раз, да? Паша: Да, я впервые в этих краях. Мне кажется, вряд ли найдется чувак, которого не зацепит это место. Когда ты из промозглой, еще бесснежной ноябрьской Москвы попадаешь в центр сибирской глуши, в какую-то большую деревянную избу, под названием Больничка, где есть уютный камин, огромный пес на мягких лапах, кот, из бочонков на столе вкусно пахнет домашней едой... А на утро тебя уже ждет тарахтящий трактор за окном и тонны необкатанного снега лесистых сибирских сопок. Ну разве не сказка?

АВ: Порадовал себя какими-то крутыми проездами? Паша: Ну а как же! Лес вообще считаю своей стихией. Здесь было много шапок и поваленных деревьев, через которые постоянно мочишь как угорелый. Есть также места со скалами – где нам удалось заснять несколько красивых фрирайд-линий. Мы много симали на специальные 3D-камеры, когда райдер едет параллельно с оператором – процесс очень увлекательной и непростой, тем более в лесу. АВ: Интересно, что в итоге из этого всего получится. Скажи, Паш, ты планируешь в этом сезоне возобновить участие в соревнованиях или полностью посвятишь себя съемкам в фильме? Паша: Ну, во-первых, еще неизвестно, какие соревнования планируются вообще в этом сезоне. У нас в России в этом плане все никак не организуются. А вообще, по-возможности, я бы посетил одно-два мероприятия с удовольствием. Весной в Хибины уж точно съезжу на Кубок. Конечно, основной упор в этом году я делаю на съемки.

фото: Андрей Арсеев (Halti)