Рассказ Анны Орловой о съемках нового фильма Action Brothers в Архызе Архыз ассоциируется с «минералкой», стоянками рафтеров и каякеров, ну и «где-то недалеко от Домбая». Сейчас в этом районе строится новый горнолыжный курорт, первая очередь подъемников готова, заложен фундамент у гостиниц. Тяжело смотреть вокруг - строительство связанно с вырубкой леса, вокруг мусор, это все загрязняет реки и меняет микроклимат. Уже скоро здесь будут толпы туристов, ну а пока только немногим посчастливилось полюбоваться красотами Архыза при помощи вертолетного про-движения heliaction.ru. Вертолетное катание создает особую атмосферу и вызывает эмоции, которые не передать словами. Все эти мелочи, которые ты делаешь: подъем засветло, подготовка оборудования, сборы рюкзака, и вот уже слышишь шум мотора, подбор, высадка, поиски склона, здесь только ты и природа.. С первыми лучиками солнца поднимаешься над горами, склоны переливаются красками рассвета, снег мерцает. Чувство полета... Очень вдохновляет. Мне конечно же хочется рассказать в подробностях о процессе вертолетных съемок: Сначала выбираем склон. Так как снега было немного, поэтому выбор склона был процессом долгим, хотелось найти место, где можно было сделать несколько спусков. В основном мы перемещались вдоль Кавказского хребта, по границе с Абхазией. И вот виднеется снежный цирк: - «Летим туда!» - «Не летим, это Абхазия – туда нельзя» , - «А вот еще крутая стенка, как на Аляске» – «Абхазия!!!» Издевательство какое-то, было ощущение, что снежным тучам, которые образуются над Черным морем со стороны Абхазии напросто запретили пересекать границу. Потому что в России снега было меньше, что всегда усложняло нам выбор. А к тому же и лавиноопасно. Дальше нужно было попасть на верхушку горы. Высадки у нас были разные, и на безопасные полянки и на страшные узкие вершины хребтов, когда вертолет не садится, а зависает. Это особенно трудоемкий процесс для пилота. Иногда на сложных высадках вертолет мог делать два захода, по два-три человека, а вообще в вертолет вмещалось и шесть человек. С вершины открывались фантастические виды, безграничные цепочки гор, черное море и даже турецкий берег. Затем вертолет делал высадку оператора. А мы в это время выбираем спуск. Зрительная память, умение читать склоны, и видеть проезды напротив, сверху и в общем везде, нарабатывается многолетним катанием у фрирайдеров. Поэтому нам иногда помогает либо фотоаппарат, если успеть заранее сфотать склон. Или наш замечательный оператор. Он с легкостью делил склон на всех. Подбирая каждому интересный спуск. И вот моя самая любимая часть действа. Спуск вниз. Оператор не может точно сказать есть ли заезд на дроп и приземление. Поэтому импровизация. Внизу нас подбирает вертолет. Садимся и полетели за новыми приключениями. Первый спуск на склонах Архыза получился разминочным. Дальше мы начали съемочный процесс. Один из спусков выбрали стенку с несколькими кулуарами. В этот раз оператор не мог навести на линию, так как съемки шли с вертолета, и ему кроме пилота никого не слышно. Поэтому Макс стартует первым по широкому очевидному кулуару. Под ним трескается склон, сходит огромная доска. К счастью, с Максимом все хорошо, он опытный гид, смылся из этого ада профессионально. Ваня поехал следующим – лавина сошла, но не большая. Долго решали с Колей, что делать, думали, искали варианты и советовались с ребятами внизу. По следу Макса было ехать опасно, во первых потому что все выскребленно до земли, во вторых он не все еще сорвал, висел козырек и сбоку склон. Поехала по следу Вани. Ехала след в след, но было достаточно взять левее на несколько сантиметров, чтобы склон подо мной и сверху полностью треснул. Этого можно было избежать. Я не перестаю снова и снова смотреть раскадровку лавины, чтобы понять что нужно было сделать. У меня недостаточно опыта, люди слышат и чувствуют когда склон трескается, был единственный путь отхода, точнее место где спрятаться. Там нужно было стоять сразу, нужно было это предугадать, в этом я тоже не мастер как оказалось. Ну что говорить, меня уже несет в лавине через огромный скальный сброс. В этом момент со мной уже попрощались. То что в лавине нельзя не на секунду расслабляться это первое и основное правило, нужно быть готовым при первом же просвете попытаться встать на доску и уехать. У меня был такой просвет и я почти встала, и хотела уехать в сторону как пришла следующая волна и свет вокруг погас. Мысли? Я думала, что сделать, чтобы выбраться, чтобы был воздух, в один момент я почувствовала свободное падение, удары были со всех сторон. Я упиралась доской, группировалась, лишь бы все контролировать. И вот все остановилось, пришло чувство спокойствия, я сама выползла, потом отъехала, показала что со мной все хорошо. Болела рука, спина, задница. Нелегкий опыт, особенно в первый день. На этом катание закончилось. Для меня залог хорошего дня это хороший сон. Отличное утро второго дня, прекрасное самочувствие и солнечно у меня в мыслях. Вопрос за завтраком : «Ань, а ты кататься сегодня будешь?» - «Конечно!» Все делает нас сильнее, будь то лавины, травмы или просто хейтеры на сайтах, я не могу позволить страху или плохому настроению останавливать меня на пути к моим целям, ведь я так люблю горы и катание. Огромное спасибо нашей дружной команде, я действительно получаю огромное удовольствие когда нахожусь среди позитивных, интересных людей. Макс Ануфриков – гид и райдер Коля Пиотровский – райдер, творческий экшен брат Ваня Малахов – райдер, ответственный за выбор мэд-склонов и мэд-спусков Арсений Болдырев – наш замечательный пилот, страсть к пилотажу которого сравнима с нашей к лыжам, сноуборду и горам. Сергей Фирсов – один из лучших экстремальных операторов в нашей стране, ему я доверяю и всегда прислушиваюсь к советам. Один день с нами летал замечательный фотограф Юрий Овчинников, спасибо ему за красивые фотографии. А также спасибо всей компании heliaction.ru Спасибо : Action Brothers, Rossignol, Roxy, Giro, Dakine а также снегоступам MSR, которые отлично пригодились в перерывах дозаправки вертолета.