Ruth Leisibach - неоднократная победительница Verbier Xtream

Впервые опубликовано в журнале "Вертикальный Мир" номер 103

Андрей Британишский: Я познакомился с Рут в 2009 г. Просто позвонил ей и предложил покататься вместе в Шамони и пофотографироваться. Много о ней слышал: что она живет в своем вэне в Вербье и очень легка на подъем. И конечно, знал, что она лучшая в мире. Тогда покататься не удалось, но мы договорились, что пересечемся в Красной Поляне на этапе FWT. За день до стартов Рут получила серьезную травму и не смогла участвовать. Позже я встречался с ней на вечеринках в Вербье, но до этого года мы так ни разу и не поработали вместе. Познакомившись ближе этой зимой, я был поражен, как она любит горы. После десятичасового восхождения, когда мы дошли до хижины, и я побежал за пледом к долгожданной печке, чтобы согреться, Рут отжала воду из перчаток и осталась на улице, чтобы в течение 30 минут смотреть на закат. А на утро, после сна в не отапливаемом помещении, пошла умываться снегом…

Рут Лейзибах: Я родилась 8 мая 1977 года. Начала кататься вне трасс примерно в 13 лет, на второй год катания на сноуборде. Конечно, я до сих пор люблю парк, но с тех пор, как переехала в Вербье, я занимаюсь только фрирайдом. Вспоминаю свой первый маршрут – тогда он мне показался огромным, а теперь это просто маленький проезд. Но я тогда была настолько впечатлена, что больше не могла думать ни о чем, кроме фрирайда. Потом Сирил Нери увидел меня на небольших соревнованиях и предложил принять участие в Verbier Xtreme, они тогда искали девушек. Я сомневалась, действительно ли хочу стартовать, но решила попробовать и сразу выиграла. Так всё и началось. Затем я выигрывала еще 4 раза, в 2008 г. была чемпионкой мира, но всегда было много травм. До сих пор считаю, что мой уровень мог бы быть лучше. Я очень люблю катание, но тело учит меня терпению. Не думаю, что уже стала стара, считаю, что рождена для катания! Возможно, не буду больше соревноваться (посмотрим, как буду себя чувствовать следующей зимой), но я всегда катаюсь для себя и я до сих пор получаю от этого огромное удовольствие! Сейчас я в Испании, занимаюсь серфингом и скалолазанием. Люблю жизнь на океане летом, это отличное сочетание и дополнение к горам зимой.

‘I don’t push anything, I just let it happen…’

Анна Ханкевич: Следующий герой проекта Riders2Riders, а точнее героиня – сноубордистка Рут Лейзибах. Она, также как и Рафаэль Буле, живет в Четырех долинах, но в деревне, которая располагается ниже Вербье. По дороге Андрей рассказывает немного о ней, показательна одна история с соревнований Verbier Xtreme: после проезда Рут к ней подходит Гена Хрячков и говорит: “Я считаю, что ты третья”. Рут немного расстраивается, поскольку рассчитывает на победу... “Третья среди мужчин” – уточняет Гена. Не сразу, но мы находим ее домик – уютное двухэтажное шале, в котором они с подругой снимают половину дома на целый год. Хозяйка выходит нас встречать. Ей 34, она высокая, худощавая. Блондинка с белесыми ресницами. Красивой ее сложно назвать, у нее скорее «пацанский» образ. Девушка, с которой они живут вместе – итальянка Джулия Монего. Она достойна отдельного рассказа – отличная лыжница, прорайдер The North Face, также выигрывавшая Verbier Xtreme и участница интересных экспедиций. На ужин Рут сама приготовила рыбу с рисом. Вообще, девушки ведут очень здоровый образ жизни – они обе вегетарианки, холодильник набит натуральными продуктами с пометкой Био, на подоконнике – пророщенные зерна. Также она держит маленький садик перед их домом – выращивает цветы.

После ужина мы начинаем обсуждать варианты маршрута. Снежная обстановка в Вербье с момента нашего прошлого посещения не стала лучше, снега мало и все раскатано. Поэтому мы решаем идти в ски-тур. К исходной точке нашего маршрута – маленькой деревушке Fionnay – ведет нереальный, продолжительный туннель, выдолбленный в скале на случай схода лавин, движение по нему напоминает компьютерную игру – множество резких поворотов и развилок.

Стартовали очень рано - из-за крайне теплой погоды резко возросла лавинная опасность – и Рут хочет преодолеть опасные участки пораньше. Но не тут то было. Мы с Андреем далеко не такие опытные ски-турщики, как наша проводница, и все время отстаем. После первого часа подъема мы упираемся в обледенелый траверс (надо отметить, что в Европе внетрассовые маршруты раскатаны ничуть не меньше, чем трассы).

Тут выясняется наличие языкового недопонимания – Рут просила нас взять кошки, а Андрей подумал, что речь идет о системах... Мы снимаем лыжи, пристегиваем их к и без того нелегким рюкзакам – и начинаем рубить ступени. Преодолев траверс, а потом еще и заледеневший транзит лавины, оказываемся на пологом склоне боковой морены. Отсюда уже почти видно нашу конечную цель – хижину FXB-Panossiere (2645 м).

Вообще Рут планировала дойти до нее за 3 часа, но наш путь, учитывая все задержки на съемку, занял более 10! На каждом привале она дожидается нас минимум минут 10, скручивая и выкуривая тоненькие самокрутки и не произнося ни слова упрека. Рассказывает про окружающие горы, называет вершины и маршруты. Поднимаемся по красивому ущелью , с ледником glacier de Corbassiere, в конце которого стоит массив Grand Combin. Очень приятно оказаться тут и с противоположной стороны ущелья наблюдать подъемники Вербье.

Часов в 9 начинает припекать. Мы подходим к крутому склону, который нам надо траверсировать. Я вижу выносы сошедших лавин – и это меня успокаивает: всё уже съехало. Но при этом чувствую волнение Рут – и это настораживает опять. (Когда на следующий день возвращались, я увидела новые мокрые лавины, огромные! И поняла, почему Рут нас так подгоняла).

В конце этого траверса – маленькое происшествие, характеризующее бездонную невозмутимость нашей героини. Она начинает пристегивать доску к рюкзаку и при этом упускает каску, которая улетает прилично вниз по склону. Не говоря ни слова, Рут спускается к ней и подбирает. Вообще она слабо демонстрирует свои эмоции, достаточно молчалива и спокойна. Но первый же мой вопрос задевает ее за живое. "Почему ты перестала участвовать в соревнованиях?"

"У меня была серьезная травма и до сих пор я не могу восстановиться полностью."

"Как ты ее получила?"

"Это случилось в России, в Красной поляне. Я каталась перед стартом этапа FWT по лесу. Была в идеальной форме, настроена на победу. И тут на полных ходах нос сноуборда зарылся под лежащее дерево. В итоге – серьезная травма колена. После нее я больше не принимала участие в соревнованиях. Конечно, я могу поехать на какие-то квалификационные несложные этапы – но я не хочу соревноваться ради денег. А для Вербье я пока не готова."

"Сколько раз ты участвовала в Вербье?"

"Всего я выступала там 6 раз. Пять раз выиграла, а шестой – была первой по оценке райдеров."

Впечатленные, мы продолжаем наш путь. Подходим к интересному склону и решаем сделать пару кадров. На нескольких первых поворотах мне сложно увидеть особое мастерство Рут. Они с Андреем привыкают друг к другу, Рут пытается выполнить паудер-терны. Надо сказать, что она достаточно высокая и худощавая и не смотрится на фото, особенно на бексайд-поворотах (а именно такие продиктованы расположением солнца). У нее довольно жесткий, мужской стиль катания, но временами немного не хватает грации и пластичности, свойственной девушкам…

На передышке мы снова возвращаемся к теме травмы. Видно, что ее до сих пор сильно волнует это, не смотря на то, что прошло несколько лет.

"Мне вообще не везет с посещением России. Карма какая-то… Первый раз я была на Эльбрусе, и там тоже повредила ногу, правда, не так серьезно… Уже по возвращении продиагностировали колено и сказали, что было растяжение."

"А как у тебя со спонсорами после травмы?"

"Меня сейчас поддерживают Norrona, Unity, Dakine. Но это поддержка только снаряжением, я не получаю бюджета. Первые реальные деньги получила после первой победы Вербье, тогда я каталась за Dinastar и Columbia.Я совсем не коммерческий человек, поэтому спонсоры меня не особо любят. Никогда не стану кривить душой и нахваливать продукцию, если она плоха. Я мало появляюсь в интернете, почти не участвую в съемках. На серьезные поездки нужно много денег, и к тому же я не могу бросить работу надолго."

От себя хочу добавить, что Рут не имеет своего аккаунта на facebook – что нечасто в наше время… “Но у меня есть почта, и я проверяю ее почти каждый день. Зачем что-то еще?”

Через час подъема открывается вид на стену Becca de la Lia. Сверху виден пологий снежник и Рут показывает на него пальцем: «Моя мечта – съехать по тому полю!». Я удивляюсь. Склон пологий, и сам спуск не будет представлять спортивного интереса, но в случае падения летишь со стены. Мне интереснее сложные, а не опасные спуски. Но у Рут совершенно другое видение рельефа.

На закате мы подходим к хижине. Тут Рут проронила: «надеюсь, что она открыта». А хижина может быть закрыта?– я покрываюсь холодным потом. Но ключ найден, и мы внутри. Здесь все отлично оборудовано, есть печка с дровами, некоторые продукты, вся посуда. Спальня – двухэтажные нары с одеялами и подушками. Обустройство хижины стандартно для Швейцарии. Биотуалет с опилками – для Рут это значимо: «неразумно – сливать питьевую воду». Внутри хижины никого, и после пребывания надо положить деньги в конверт и опустить в почтовый ящик.

Мы разводим огонь и начинаем готовить еду. Рут уходит на улицу релаксировать на закате. Панорама окружающих гор просто великолепна! Но немного смущает тот факт, что Рут не участвует в приготовлении пищи. Меня с детства воспитывали – сначала поставить палатку, развезти костер, приготовить еду – а потом уж и расслабляться.

Нехитрый ужин готов, мы зовем Рут присоединиться. Теплая потрескивающая печка располагает к общению. Я расспрашиваю Рут про детство.

"Все детство провела в Швейцарии, на границе с Германией. Мои родители до сих пор живут там, они владеют небольшой домашней фермой в 20 км от Люцерна. После школы хотела заняться чем-то особенным, каталась на сноуборде с 1989 г., но родители настаивали – сначала реальная работа! Я пошла на курсы медсестер и сиделок. Несколько лет работала няней, потом переехала в Вербье и первые несколько лет жила в своем минивене. Работала садовником, также закончила курсы массажа, и теперь это моя работа.Тружусь в салоне, но это сложное дело. Уже после 4 сеансов устаю, а денег получается немного."

"Почему ты не работаешь гидом или инструктором, как многие райдеры?"

"Потому что для меня слишком тяжело находиться в горах, не имея возможности кататься для себя. Я всегда хочу убежать от клиентов и сделать свой спуск. Поэтому и не люблю принимать участие в съемках. Но мне надо изменить свое отношение к съемкам, и больше участвовать в подобных проектах."

"Сейчас очень многие делают свое видео."

"Да, ситуация изменилась. Приходит компьютерный фрик, молодой парень, и снимает себя пару дней в горах, ночью монтирует, выкладывает бесплатно в сеть - вот уже результат. И спонсоры говорят: “Что нам возиться с этими старыми райдерами, которые ничего не делают?“

"Мне кажется, нужно найти баланс. Ведь если ты хочешь жить катаясь, быть прорайдером – необходимо делать работу помимо катания – писать статьи, выкладывать фото и видео. Но этой работы не должно быть очень много, необходим компромисс между тем, сколько времени ты катаешься, и сколько тратишь на всё остальное."

Андрей не выдерживает и включается в разговор - для него подобная проблема тоже актуальна: он любит и хочет фотографировать фрирайд, но не хочет писать, а фото без текста никому не нужны.

"Мне на самом деле нравится писать. Но обычно после редакторской правки получается вовсе не то, что я на самом деле хотела сказать."

"А чем увлекаешься, кроме катания и работы?"

"Занимаюсь танцами, причем это терапевтические танцы."

Я не стала вдаваться в детали – после напряженного дня слипались глаза. Наутро проснулась позже всех. Андрей и Рут уже встали, позавтракали и болтали. Андрей расспрашивал ее про поездки. "Я много где бывала: Европа, Новая Зеландия, Австралия, Кыргызстан, Южная Америка, много раз была в Норвегии. Каждое место особенное, все горы непохожи и это делает фрирайд интересным. Везде ты видишь и узнаешь что-то новое.Но я люблю крутые склоны со скалами – поэтому мне нравится Швейцария."

Собираемся и покидаем гостеприимный дом.

На спуске делаем еще несколько кадров, особенно мне запомнился наш одновременный проезд по полю с волшебной целиной! Но нам надо торопиться – вечером у Рут очередной сеанс массажа. Выпиваем по кружке пива в нижней деревушке, напоследок пытаюсь узнать о ее планах на будущее.

"Просто жить в гармонии с природой и собой, получать удовольствие от катания. Я не стремлюсь к чему-то особо настойчиво, все само сложится."

Анна Ханкевич (Columbia, Volkl, Julbo) фото: Андрей Британишский