Москва, кинотеатр "Октябрь". Классическая картина больших сноубордических премьер: фойе переполнено людьми из индустрии экшн-спорта, практически невозможно найти незнакомые лица. Кто-то фотографируется у пресс-вола, кто-то пытается найти лишнюю вписку, кто-то, завидев в толпе Трэвиса Райса, несется с ним фотографироваться, кто-то со свойственным ему снобистским взглядом лениво ворчит "Да наверняка такая же фигня, как и все остальные его фильмы" - в общем, все как всегда. Кроме одного: этот проект Трэвис Райс снимал дольше, чем какие-либо другие, дольше и усерднее всех проектов в истории сноубордического кино, и заранее дал обещание, что это не будет Art Of Flight-2. Правда, чего-то настолько нового и в то же время с узнаваемым почерком Трэвиса мало кто ждал. Ему снова удалось нас удивить. Итак, мы посмотрели The Fourth Phase.


Large 262 hi res k umrikhin umr 2325

Трэвис Райс и Максим Балаховский на сцене, за камерой - Джастин Тейлор-Смит

Перед тем, как мы дадим слово Трэвису и приехавшему с ним оператору и монтажеру Джастину Тейлор-Смиту, которые, сидя за водкой и соленьями в одном из лучших ресторанов Москвы, рассказывали всю подноготную съемок фильма, подытожим то, что нас больше всего впечатлило в The Fourth Phase.


Жанр документального кино в экшн-спорте в последнее время становится все популярнее, но вот качественное документальное кино - такого мы почти не видели. Трэвису и Brain Farm удалось настолько точно передать многие моменты из их путешествий, что в одном из сегментов даже не нужны были кадры с катанием, чтобы он оставался не менее интересным и зрелищным, чем другие. Эпизод на Камчатке, где за два месяца у ребят не вышло ни одного полноценного катального дня - это та правда, которая часто скрывается в сноубордических проектах. 



Large 97 hi res k umrikhin umr 0915

Толпа на автограф-сессии в Boardriders


В съемках катания Тревис решил немного вернуться к истокам и уйти от суперадского слоу-мо и эпического перебора, которым "болели" его предыдущие проекты. Больше нет кадров в стиле "Вау, сноубордист завис в небе!", а райдеры больше не машут вслед вертолету, который в это время совершает невероятный кульбит, и не дают "пять" перед каждым спуском. 


В каждом проекте Трэвиса есть такой локал с картой, который проверяет прогноз и говорит на английском с акцентом: "Можно поехать вот туда!". И в этом фильме это Максим Балаховский. Максим представляет Камчатку в новом фильме Трэвиса Райса - это очень справедливо!


Несмотря на то, что в фильме немного перегнута линия личности Трэвиса Райса (например, в кадрах, где он, как одинокий волк, натягивает паруса и идет по ветру в открытый океан), но также и показаны моменты его слабости и проигрыша. В кадре с лавиной мы слышим его сбитое дыхание, а самая главная цель фильма - район So Far Gone на Аляске - так и не достигнута.



Но дадим слово самому Трэвису и его другу Джастину Тейлор-Смиту, оператору и монтажеру фильма, которые после премьеры делились с нами своими впечатлениями и охотно отвечали на многочисленные вопросы.


Large 14550912 10154517458535912 1302380791 o


О ДЖАСТИНЕ:


Трэвис: Джастин – мой друг и коллега, очень талантливый парень. Он много где был со мной. Он помогал нам со многими проектами, а во время работы над последним фильмом снимал почти во всех поездках. В итоге он смонтировал большую часть фильма. 5 месяцев мы снимали кадры в море, это был долгий трип на корабле, и Джастину пришлось немного приврать, чтобы попасть туда. Один из операторов не смог отправиться на съемки – за два дня до поездки он сломал ключицу, и Джастин вызвался вместо него. Его спросили: «У тебя есть какой-то опыт мореходства?», на что тот ответил: «Да, конечно! Я много ходил в море с отцом в Сан-Диего!»


Джастин: На самом деле я ходил в море всего пару раз, когда был бойскаутом…


Трэвис: Но у него все отлично вышло! И даже не было морской болезни.


Large p 20160812 00282 hires jpeg 24bit rgb 1 e1473798030834


О ПРЕМЬЕРАХ В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ, ТОКИО И МОСКВЕ:


Трэвис: Здесь в людях и их реакции больше страсти, чем в Америке. Может, это еще потому что я сам из Штатов, и мой приезд сюда – это целое событие. Про Японию сложно говорить – там все очень вежливые, ведут себя очень аккуратно.


Джастин: Понравился им фильм или нет – сложно судить. Японец никогда не скажет тебе: «Да это фигня какая-то!».


Трэвис: Премьера в Токио прошла в хорошем кинотеатре с отличным звуком, это все было очень круто. Но не было никаких автограф-сессий – ничего такого. Просто премьера фильма.

Джастин: Зато в Лос-Анджелесе это была просто бомбическая премьера. Показ был в месте под названием Shrine – это огромный выставочный комплекс с красивым залом, похожим на большой театр. Там было пять с половиной тысяч зрителей, а сам показ сопровождался живой музыкой с композитором и струнными. Было здорово, особенно когда все смотрели сегмент с Камчатки. Все постоянно хлопали и свистели, даже было ощущение, что нужно сказать «Тихо всем! Смотрите фильм!».


Large 23 fourth phase chris wellhausen 25

люди хотят видеть правду.
 Им не нужны все эти эпические «дай пять!». 



О ПОКАЗАННОЙ ПРАВДЕ:


Джастин: Мы показали эту поездку такой, какой она была на самом деле, и это получилось интересно. При том, что мы проторчали на Камчатке полтора месяца, практически не сняв ни одного катального кадра, надо отдать должное этому месту с его невероятной красотой, этими страстно увлеченными сноубордингом детьми…


Мы приехали на Камчатку после Японии, где мы снимали целый месяц, отсняв примерно 60% катального материала. Мы были дико уставшие. На тот момент мы находились на съемках уже 2,5 месяца. На Камчатке мы провели все время до конца сезона, вернулись домой и через неделю отправились на Аляску. Это была одна из самых плохих зим на Аляске за все время, что я помню. Раньше на Аляске мы всегда снимали в шикарных снежных условиях, но люди хотят видеть правду. Им не нужны все эти эпические «дай пять!». И на этот раз нам не хотелось показывать катание так, как это делали в That’s It, That’s All или Art Of Flight.


Начиная с 2014 году году мы снимались с одной и той же командой, и все работали на пределе своих возможностей. С первых нескольких месяцев мы продолжали упорно работать – каждый новый сезон мы снова и снова задавались целью сделать все, что в наших силах, спасибо нашему режиссеру JK (Jon Klaczkiewicz). The Fourth Phase получился самым сложным проектом, который мы когда-либо делали. И дело тут не в погоде, а в ожиданиях, задаче сделать лучше и интереснее, чем The Art of Flight. Нам было важно показать красивую картинку (это требовало очень много оборудования), и рассказать реальную историю – для этого мы практически без перерыва снимали вот этого парня (показывает на Трэвиса), Марка и Эрика на протяжении всех съемочных поездок.


ожидания никогда не оправдываются.
 Любая заранее задуманная идея
 полностью ломает всю магию происходящего в реальности. 


Трэвис: Конечно, сам фильм в плане сноубординга получился менее прогрессивным. Потому что мы ездили в такие места, где очень сложно снять что-то новое в катании. И в этом была основная загвоздка, потому что с самого начала на нас были возложены максимальные ожидания, и, как мы выяснили в процессе съемок, ожидания никогда не оправдываются. Любая заранее задуманная идея полностью ломает всю магию происходящего в реальности. В итоге мы приложили максимум усилий к тому, чтобы дать происходящему происходить, не вмешиваться в реальность. Мы не хотели выпускать второй Art Of Flight. Потому что ни один фильм, который мы до этого выпускали, по правде говоря, не был до конца честным. Предыдущий режиссер Курт Морган брал меня и других сноубордистов и помещал нас в парадигму уже существующих идей. Но над новым фильмом работал уже другой режиссер. Так что здесь мы смогли чуть больше рассказать о том, какие мы на самом деле. 


Large snowboarders greg wheeler travis rice and eric jackson watch a volcano explode in russia during filming of the fourth phase scott serfas red bull


О СЛОУ-МОУШН


Трэвис: Честно говоря, меня уже тошнит от слоу-мо.


Джастин: В новом проекте некоторые кадры совсем чуть-чуть замедлены, но это сделано именно там, где это нужно. Я старался не перебарщивать с замедлением кадров, потому что после того, как вышел The Art Of Flight – все начали снимать в слоу-мо. Все три года то тут, то там выходили ролики с таким слоу-мо, что просто уже сил нет их смотреть.


Трэвис: Мы недавно пересматривали наши старые фильмы: «Чтоо? Камон, давай побыстрее!!»


Джастин: «Серьезно? Прибавь скорости!!!» Смотреть линии или трюки в реальной скорости гораздо больше впечатляет. Это и есть реальность, магия настоящего момента.


Large actn 151119 the fourth phase trailer1148


О ЗНАКАХ И ИНТУИЦИИ


Трэвис: Знаки – они повсюду, и нужно уметь их читать. У меня было столько ситуаций, когда знаки говорили мне не делать что-то, и я прислушался к ним. Часто бывает так, что мы находимся в месте, где, казалось бы, можно здорово покататься, но мы не идем туда, потому что либо на это указывают определенные знаки природы, например, состояние снега, или же (в этом году один раз такое было), допустим, я очень хочу идти кататься, а вся команда говорит: “Слушай, что-то нам кажется, что туда сегодня лучше не идти”. И когда так говорит вся команда – ты соглашаешься, потому что все решения мы стараемся принимать вместе. Также очень важно слышать свою интуицию, прислушиваться к тому, что говорит тебе сердце.



О ЧЕТВЕРТОЙ ФАЗЕ И ПРОФЕССОРЕ, КОТОРЫЙ ПОЯВЛЯЕТСЯ В ТИТРАХ


Трэвис: Идея такой темы для фильма пришла ко мне, когда мне было 15 лет. И сам логотип из трех капель, который вы можете найти на моей коллекции одежды, как раз означает круговорот воды в природе. Так что этот фильм мы решили посвятить принципам гидрологии. В середине работы над фильмом я познакомился с доктором Поллеком (dr. Gerald Pollack), который открыл четвертое состояние воды. Он изучал различные аномальные фазы воды – их около двадцати – когда никто не может объяснить, почему вода ведет себя именно так. Он утверждает, что помимо трех основных состояний (газ, жидкость и твердое тело) есть еще другие, в которых может пребывать вода. Два года назад я просто искал всякую информацию про воду и ее состояния в интернете и наткнулся на этого профессора и его работы. Одна из его книг так и называется – «Четвертое состояние воды» (The Fourth Phase of Water). Я написал ему имейл, он мне ответил, и я отправился встретиться с ним. Я пригласил его на ужин, немного рассказал про фильм и попросил разрешения использовать название его книги для своего фильма. В итоге сам профессор появляется только в титрах, но в фильме мы периодически слышим его голос. Мы решили оставить его голос загадкой до самого конца фильма.


Large the fourth phase 2016 travis rice


О МАКСИМЕ БАЛАХОВСКОМ


Джастин: Этот парень должен управлять страной!


Трэвис: Когда мы приехали из Японии, дико уставшие, Максим встретил нас на Камчатке, и он как-то очень легко разрядил обстановку. Более теплого приема мы и представить себе не могли! Это невероятный человек.


Джастин: В один из вечеров, когда мы поняли, что ничего пока не сняли, и прогноз не сулил ничего хорошего, мы были на грани отчаяния, и тут Макс Балу (Максим Балаховский) принес водки, включил диско-бол и сказал: «Давайте тусоваться!» И мы танцевали весь вечер как психи.


Когда я приехал на Камчатку, мне было 25 лет, когда я уезжал, мне было 43.


Трэвис: Он приехал мальчиком, а уезжал мужчиной.


Large 208 hi res k umrikhin umr 1765


О КОМПЛЕКТЕ ИЗ НОВОЙ КОЛЛЕКЦИИ:


Трэвис: Виктор Де Ле Рю очень смеялся: до того, как приехать на съемки на Аляску, он был в Красной Поляне, где катался с российским райдером Quiksilver (Андреем Москвиным - прим. ред.), который был в черно-желтой куртке и штанах из моей коллекции. Он приехал на Аляску, а там я – в таком же комбинезоне! У него была настоящая подмена понятий.


Large prime snowboarding travis rice fourth phase 03


О ПОСТ-ПРОДАКШНЕ:


Трэвис: Последние два месяца пост-продакшна – это был самый трудный период всего процесса. Когда мы закончили работу над фильмом, мы были просто разбиты и подавлены.


Джастин: Я тогда потолстел на тонну!


Трэвис: Когда мы только закончили работу над фильмом, не было такой дикой радости, было просто ощущение усталости и опустошения. Даже сейчас, когда смотрим фильм, невольно вспоминаем, чего нам это все стоило.


Large maxresdefault


О ЛАВИНЕ


Трэвис: То, как мы показали кадры с лавиной – это практически и есть то, как это произошло на самом деле. Каждая неприятная ситуация – это результат нескольких неверных решений. Редко бывает так, что только одно неправильное решение ведет к чему-то действительно серьезному. В то утро мы поехали кататься, потому что выпало немного свежего снега, мы сделали все тесты и несколько пробных спусков. Свежего снега было совсем чуть-чуть, сантиметров 10. Но место, где я спускался на камеру, было в паре миль и немного с другой стороны от того, где мы делали все замеры. То есть глубина свежего снега там составляла уже 20 сантиметров. Я поехал, вся эта штука начала сползать в большей степени, чем мы все ожидали, меня подкосило, бросило со скалы, и я очень сильно ушиб легкие. Один из наших операторов снимал все это со стороны на слоу-мо, и на камеру кажется, что я лежу без сознания, однако я на самом деле пытался поймать дыхание. Вообще-то, как только я пришел в себя, я даже отмочил шутку по рации. Виктор (Де Ле Рю) ехал до меня, и я сказал ему: «Виктор, ты неплохо проехал, но я только что словил самый высокий дроп за поездку!». 


Это очень тяжелая ситуация,
 потому что я сам нес ответственность за это,
 и я же мог это предотвратить 


Но все равно меня неплохо размазало, и мне понадобился месяц на реабилитацию – я порвал мягкие ткани в области ребер, так что пара ребер была видна. Тем не менее, я считаю, что мне очень повезло. Пролет по высоте был метров двадцать, и снег не самый мягкий, так что я еще отделался легким испугом. Конечно, я всегда беру с собой рюкзак с ABS. Но когда я оценивал ситуацию, мне показалось, что там недостаточно снега, чтобы меня закопать в случае схода лавины. Там, в принципе, и так было не то чтобы много снега, но если бы я, допустим, потерял сознание и совсем не контролировал ситуацию, меня могло закопать. Это очень тяжелая ситуация, потому что я сам нес ответственность за это, и я же мог это предотвратить – теперь я понимаю, что знаки были повсюду. Но что я могу сказать – в итоге это был хороший опыт для меня. Да, мы так и не добрались до «So Far Gone», но это было другое приключение.




После онлайн-премьеры фильм The Fourth Phase можно скачать на ITunes.