Кого из нас не посещала мысль переехать в горы? Наверняка хоть раз, оказавшись в захватывающей дыхание красоте вы задумывались: "Какого черта я делаю в душном городе? Взять бы, бросить все и поселиться здесь, среди этой красоты, чтобы каждое утро в окно видеть не пробки из машин, а белые шапки горных вершин!". Мы побеседовали с четырьмя людьми, которые воплотили эту мысль в реальность. Просто взяли и переехали.




ИЛЬЯ ШЕВЧЕНКО


Начальник службы безопасности отеля Riders Lodge


Large vvk 70781


Приехал я сюда по просьбе Юры (Колобова - прим. ред.)  на стартап проекта. В принципе приехал позаниматься маркетингом, но была какая-то подстава в этом предложении – уж больно оно было интересное! Приехал, мне тут понравилось, так как я давно планировался побег в горы из города, даже был проект постройки дома под Воленом. Я решил подождать, пока эйфория закончится, и это место станет таким же, как и все остальные, и мне захочется вернуться домой, как это обычно бывает. Но что-то с каждым днем мне нравилось все больше и больше, так же, как и жене. Поэтому планы постройки дома под Воленом пошли к чертям. Так же, как и планы заняться маркетингом. Потому что в какой-то момент Юра мне сказал: «Илюха, у тебя есть официальная должность!», я подумал: «Черт возьми, какая?!» - уж больно он был счастливый в этот момент. «Ты будешь нашим начальником безопасности!». Наверное, так решили, потому что я единственный человек в компании, кто раньше работал в силовых структурах. Это не то, чем я бы хотел заниматься, то есть я этого всегда избегал. Но ради перспективы остаться здесь я даже спорить не стал. Подумал, что, в конце концов, должность-то официальная. Так я и переквалифицировался.


Я решил подождать, пока эйфория закончится, 
 и мне захочется вернуться домой, как это обычно бывает.  
Но с каждым днем мне нравилось все больше и больше.


Сейчас я нахожусь в состоянии ремонта в своей новой квартире, чтобы перевезти семью сюда окончательно. Сам я здесь уже больше, чем полтора года. Здесь отличное место, чтобы растить детей: свежий воздух, горы, спорт и нулевой уровень преступности. Мне здесь хватает абсолютно всего, бывает даже слишком много. Было б здесь людей меньше, было бы еще интереснее.


В этом году я еще ни разу не покатался: все свободное время уходит в ремонт, потому что я решил всю отделку делать сам. Хочется делать так, как хочется тебе, а не как получится у кого-то другого. Доска стоит напротив меня всегда в кабинете, каждый день я думаю: «Ну, сегодня я точно на нее встану!», но нет. Что-то мешает. Но мне совершенно не обидно. 



ТАТЬЯНА МОЛЧАНОВА


Менеджер по спецпроектам компании Yuma, парк-менеджер курорта


Large vvk 70751


Жила я себе была в Москве, работала в Федеральном Управлении Автомобильных Дорог на Ленинградке, была инспектором мостов, ездила по трассам Дон, Крым, Волоколамка, Дубна, Одинцово, Рублевка – в общем, все мосты были в моем ведении. И вдруг мои подружки решили сделать мне сюрприз, и в феврале 2007 года позвали меня в Поляну. Сняли какой-то страшный барак и притащили меня сюда буквально на одну ночь. Для меня это было что-то ужасное. Представляете себе или нет, но я тогда носила сапоги на каблуках, белое пальто, меховые шапки, кожаные перчатки… мне тут сначала не понравилось. Грязный, страшнющий Адлер… но в какой-то момент после тоннеля как будто начала действовать какая-то волшебная таблетка: вокруг все было завалено белым снегом, снег валил размером с чернобыльскую черешню, и все было настолько красиво, что я не поверила своим глазам. Мы тогда поехали по классике на Альпику-Сервис, прокатились на санках, выпили глинтвейна, все довольно быстро закончилось, но я хорошо запомнила этих катающихся безумно счастливых людей и подумала про свой сноуборд, который был давно забыт в Москве после неудачного падения в Степаново. Я поняла, что очень хотела бы покататься в горах. 


После этого я прилетела в Москву, и работа встала. Я сидела, смотрела на Ленинградку и вспоминала эти горы, этот снег и всю эту атмосферу. И тогда я решила себя проверить. Через месяц я взяла отпуск на две недели, приехала сюда целенаправленно со сноубордом и со всей одеждой, и как будто что-то щелкнуло в мозгу. Мне еще очень повезло познакомиться здесь со всеми полянцами – Егор Дружинин, Марина Лехота, Катя Готовко… я поняла, что я не могу быть инструктором, не могу быть гидом (потому что у меня географический критинизм), но я что-то должна делать здесь.


На работе я сразу написала заявление по увольнению, 8 июля у меня была защита в МАДИ, а на 9е уже были билеты в Сочи. Неожиданно 4 июля мы еще и выиграли Олимпиаду, и все друзья до сих пор считают, что я каким-то тайным образом знала про это и специально поехала на Олимпийскую стройку. Я приехала сюда, каталась и потихоньку спускала на ски-пассы и еду накопленные в Москве средства. Потом пришло осознание того, что нужно что-то делать, зарабатывать деньги, и у меня был неожиданный опыт – друзья устроили меня в отель «4 Вершины», где произошла знаменательная встреча с агентством 360SCA, которые тогда организовывали Freeride World Tour в Поляне. Я познакомилась со всеми фрирайдерами, которые там жили, даже покаталась с ними, показала фрирайд-споты, откуда мы очень долго выбирались по ручьям. Ребята из 360SCA сделали мне предложение быть их представителем в Поляне, после этого все закрутилось. Началась большая стройка, мы стали делать велосипедные даунхилльные соревнования на Горной Карусели. Когда открылась Роза Хутор, всем очень хотелось там работать – эти склоны всегда были Меккой фрирайда, туда забраться можно было только на дорогущем хели или пешком. Я очень хотела здесь работать. Высылала резюме на английском, французском, русском – всех языках, в общем, только бы его хоть как-то рассмотрели. В итоге мне дали шанс провести детский праздник снега, и это была как бы моя дипломная работа. Все прошло отлично, и видео с этого дня можно до сих пор увидеть на экранах курорта. Меня взяли сначала инструктором по сноуборду, и где-то через месяц официально назначили ивент-менеджером курорта Роза Хутор. 


Я очень хотела здесь работать.  
Высылала резюме на английском, французском, русском - 
только бы его хоть как-то рассмотрели. 


Помимо мероприятий мне хотелось заниматься и съемками, и делать какие-то проекты – это место хотелось наполнить чем-то классным. И так сложилось, что мы вместе с Юрием Колобовым стали делать совместные проекты по парку The Stash, сикрет-спот для Шона Уайта – все это было очень близко моему сердцу. Джейк Бертон назвал меня «открытой дверью» Розы Хутор (open door), потому что мне очень хотелось развивать это движение с райдерами и парками. И, конечно, когда Юра придумал отель для райдеров Riders Lodge, совмещающий в себе и школу, и парки, и прокаты, и премьеры кино, и вебинары-семинары – это все мне безумно понравилось. Я приняла решение и ушла из офиса Розы Хутор, но при этом осталась на любимом курорте и занимаюсь мероприятиями и проектами Riders Lodge. Получается, что я и на курорте, и в компании Yuma, чему я очень рада.


Я периодически возвращаюсь в Москву на неделю-две, особенно летом, за московским драйвом и энергией, и чтобы встретиться со всеми. Так что приезжаю я в Москву с удовольствием, хотя бесконечно люблю горы.




ЕВГЕНИЙ АРСЕНЬЕВ


Шейпер курорта Роза Хутор


Large vvk 70891


Мой первый приезд сюда был связан с работой – это был проект от Олимпийского Комитета: мы тестили доски с секретными разработками советских ученых для Олимпиады, выбирали, какая доска быстрее едет на этом снегу, чтобы всякие челы на параллельных видах и на бордер-кроссе вкатили по-царски. Точнее, мы тестировали не сами доски, а текстуры, нанесенные на поверхность скользяка. И, кстати, Олюнин вкатил по-царски на бордер-кроссе, заняв второе место на своей именной доске, которую мы тоже тестировали. Я попал в эту тему, потому что у меня много корешей из спорта, которые крутятся в этой теме, а мне тогда надоело торчать на Урале. Я работал тренером по сноуборду и понял, что это все какое-то мясо, что я не хочу этим заниматься. Тогда уже я начал думать в сторону Розы. Причем мне уже давно писал один челик, который работал инструктором на Розе еще до всех этих Олимпиад, приглашал приехать поработать, но мне тогда было стремно бросить секцию, в которой я уже несколько лет работал тренером.


В общем, я поставил себе на компик карту Розы Хутор, постоянно ее представлял себе, и получилось так, что мне позвонил кореш и предложил вот такую тему – тестировать доски. Я подумал «О-па, вот это маза!». И приехал сюда сначала так, а потом как-то все тут закрутилось. Я уезжал на Урал, когда у меня заканчивался контракт, делал там доски, а потом на следующий год опять перед самой Олимпиадой эта же движуха, но через месяц мы закончили и уехали домой.

Прошлым летом мне позвонил знакомый отсюда – красноярский дикарь Санек Мося (огро-о-омный ему респект!) и говорит: «Пригоняй сюда, будем Stash строить!». Я подумал: «Вот бомба!». Был август, я посомневался пару деньков, позвонил Шелдру, и он сразу сказал: «Поехали!». Я тут же принял решение, но Артем в итоге не поехал, а я собрался за день, заморозил мастерскую. Мы строили Стеш, потом стали шейпить парки – и вот я тут, работаю шейпером на курорте. Получается, это четвертая зима моего торчания на Розе Хутор. 


Я работал тренером по сноуборду и понял,  
что я не хочу этим заниматься.  
Тогда уже я начал думать в сторону Розы.


Наш обычный день проходит так: мы просыпаемся часов в 7 или в 7:30, завтракаем, идем в парк, готовимся к открытию, открываем парк, работаем до обеда в парке или где-то еще, если ничего не надо делать - катаемся, потом идем на обед, возвращаемся в парк, готовим его к закрытию, закрываем, а вечером тут много вариантов, как провести время, и в целом не скучно. Постоянно какой-то движ, кино в кинотеатре Riders' Lodge порой очень хорошо заходит после рабочего дня. Здесь у меня нет такого ощущение, что чего-то не хватает.


На лето я бы очень хотел куда-нибудь поехать отдохнуть, ничего не делать примерно месяцок. Здесь я работаю, поэтому хочется поехать куда-нибудь желательно поближе к океану. Ну и в планах у нас, конечно, Stash на следующий сезон, потому что в этом году он закрыт, но в следующем обязательно будет работать. И кто не знает, у нас строят канатку на ту сторону склонов, так что появится новая зона для катания



ЛИКА ДАВЫДОВА


Маркетинг-менеджер в Riders Lodge


Large vvk 70581


В Красной Поляне я оказалась впервые в ноябре 2014 года, до этого я ни разу тут не была, и приехала я сразу на разведку – посмотреть, что здесь происходит, и чем я могу оказаться здесь полезной и вообще к месту. Приехала, оценила красоту и возможности, и уже через неделю приехала сюда с полным караваном, то есть понимала, что переезжаю надолго. Первый год я прожила здесь в Олимпийской Деревне на Розе Хутор, а сейчас живу в Поляне. С самого начала я работала в проекте Riders Lodge, когда я здесь только оказалась, там все было на стадии ремонта, но уже появлялись потихоньку все дизайнерские прибабахи, которые принесли безумную популярность отелю. Изначально я занималась пиаром и сбором всех материалов про отель, копирайты, макеты, афиши, сайт, создание групп – все это была и пока что остается моя работа.


Полгода спустя после того, как я приехала сюда, я решила рискнуть и взяла в аренду помещение внизу Розы Хутор и сделала там галерею и мастерскую по работе со стеклом – такой смешанный формат, который позволяет проводить и мастер-классы, и концерты, и выставки, и вечеринки. Строили мы это пространство около полугода, но сейчас очень довольны результатом – нам действительно удалось создать атмосферу, не похожую ни на что другое на курорте. Сейчас нужно наполнять все это правильными людьми и событиями.


Все возникло с идеи, что на курорте очень много творческих людей – художников, дизайнеров, музыкантов, диджеев – и просто тех, кто интересуется искусством и дизайном, и им нужно место для коммуникации и вдохновения. Так родилась идея Полянки 4, надеюсь, ее жизнь будет успешной и продолжительной. 


Приехала, оценила красоту и возможности,  
и уже через неделю приехала сюда с полным караваном,  
то есть понимала, что переезжаю надолго.


Немного страшно, конечно, что я здесь в этих горах не навсегда, рано или поздно придется возвращаться, и после того, как твой глаз привык вот к такой картинке, страшно подумать, что же будет с мозгом, когда ты вернешься в большой город. Даже не знаю, когда я захочу отсюда вернуться в Москву, может, это будет совсем какое-то новое направление. Вот в Аргентину отсюда уехать - вот это будет нормальный апгрейд.


Большая радость в том, что здесь все есть, особенно здесь прекрасные люди и много друзей. Сюда приезжает народ из абсолютно разных сфер, и даже находясь в Москве, ты не встречаешь такое количество любимых друзей. Это очень подбадривает. А так, мне кажется, что это место будет только развиваться, в ближайшие пару-тройку лет точно. Оно находится далеко еще не на пике своих возможностей, в основном из-за того, что сейчас благоприятная ситуация для внутреннего туризма. Хочется, чтобы появлялось больше мест с душой, смыслом, настроением – с тем, что делает место особенным. Как в городе есть какие-то городские сумасшедшие, художники на улице, мимы на набережной – здесь тоже все это должно появиться. «Let’s fill this place with artists!» - вот к чему хочется все это подвести. 



Фото: Владимир Клюшкин, Кирилл Умрихин