Идеолог, режиссер и райдер проекта Surf In Siberia Константин Кокорев этим летом увлекся изготовлением стильных серфовых досок. Теперь он сам делает уникальные доски и катается на них в местах, где ранее не ступала нога серфера.


Large pt 2


Расскажи, как давно ты начал делать серфы, сколько уже ты этим занимаешься?


Доски для серфинга я начал делать специально для проекта Surf In Siberia, просто, так сказать, для истории. Да и вообще уже давно хотелось попробовать сделать свою доску. У меня много друзей за границей, которые сами делают доски. Они мне присылали чертежи и всякую такую историю. Я решил попробовать, сделал первую доску, взял ее с собой на север в одну из экспедиций. Мне ее, естественно, сломали еще в самолете, и покататься на ней мне не удалось. Тогда я сделал еще пару штук.


Когда ты делаешь доску сам, у тебя совсем другое к ней отношение.
 Ты на нее смотришь, ее бережешь –
 ты с ней как-то сращиваешься.


У меня уже был по этому поводу навык – в детстве я занимался авиамоделизмом, строил самолеты – там шпангоуты, все то же самое… Здесь только нужны были чертежи, а с материалами я уже умел работать. За лето я сделал одну пенопластовую доску, две тонкие алаи – мы катаемся на них на вейксерфе, один вейксерф пенопластовый (на нем можно и на океане кататься, и за катером) и три деревянных доски. На всех трех я уже покатался, причем первая оказалась очень крутой, я ее брал на Курилы и там оставил – у нас был такой адский перевес, что не получилось привезти ее обратно. Две у меня тут стоят – на одной я покатался на севере на Рыбачьем Острове, где мы снимали пятый эпизод.


Когда ты делаешь доску сам, у тебя совсем другое к ней отношение. Ты на нее смотришь, ее бережешь, изучаешь на ней все какие-то маленькие штучки – ты с ней как-то сращиваешься. А пенопластовая – ну, купил ты или дали тебе эту доску. Ну, прикольная. Когда начинаешь кататься, и у появляется первая доска, даже если она пенопластовая, у тебя мандраж как от первого сноуборда – она такая классная, ты наклейки на нее аккуратно клеишь. Потом все это куда-то уходит, и когда у тебя было уже 50 досок, ты совершенно по-другому относишься к тем, которые ты сам сделал. 


Large 12119037 10201235096675863 4166078232815180049 n


То есть сейчас все доски, на которых ты в проекте катаешься, ты сделал сам?


Нет, есть и обычные пенопластовые. Понимаешь, деревянная доска – это такой олдскул, ты на ней по-другому едешь, по-другому поворачиваешь, и в этом свой кайф. А пенопластовая – это чисто спортивный стиль, какие-то прыжки, агрессивные повороты. Это совсем разные вещи. Сейчас мы будем выпускать часть про Курилы, где я катаюсь и на свой деревянной доске, и на обычной пенопластовой.


Расскажи, сложно ли было организовать мастерскую, достать материалы?


Доску я делал примерно месяц. Работать получалось раза три в неделю – этим летом было не особо много работы, и часто после съемок я ехал сразу на дачу. Засыпаешь и думаешь «Завтра я сделаю то и то и то», и в голове вырисовывается какой-то план.


Материалы там абсолютно разные – от авиамодельной бальзы до канадского кедра, который оказался очень дорогой, доски из него получаются очень красивые, но купить его достаточно проблематично – в Москве он продается только в двух местах и продают его такими огромными палками – чтобы отделывать элитные бани. 


Для того, чтобы делать доски, нужен такой хороший столярный цех. У моей жены на даче это все, к счастью, было – и циркулярная пила, и родители ее помогли мне собрать станок с прессом, под которым надо склеивать доски. Можно, конечно, все это кустарно делать, но получится все не очень аккуратно. А чтобы было более-менее, нужна куча инструментов, и я каждый раз ездил покупал какие-то специальные смолы. У нас в стране не делают досок, и в качестве смол можно покупать только какие-то дорогие эпоксидки, А полиэфирные смолы, которыми покрывают фибергласс, они очень ядовитые, поэтому я пользуюсь дорогой эпоксидкой. За этот месяц я просто вжился в Leroi Merlen – то какие-то ножи, то какие-то кисточки, пилы, шлифовальные машины – куча всего! Мне кажется, что тысяч 100 я там точно потратил. 


  • Height 523 rib 17
  • Height 523 dekd 6
  • Height 523 pt
  • Height 523       dekd 2
  • Height 523       dekd 8
  • Height 523


Я так понимаю, сейчас ты делаешь доски исключительно для себя и ради интереса. Не думаешь о том, чтобы их впоследствии продавать и выходить на более профессиональный уровень?


Точно нет, потому что для меня серфинг – это все-таки такая душевная история, и я пытаюсь, наоборот, в него вкладывать, а не зарабатывать с него, я совершенно по-другому к этому отношусь. Меня, вот, друг Петя Тюшкевич попросил сделать доску. Ну, я и сделал – взял деньги только за материалы, и все. А продавать… Ну, для человека, который балдеет от серфинга, которого прямо трясет от этого всего, может, я бы и сделал. А поставить это на поток, организовать мастерскую и продавать – по большому счету, это не актуально и не мое.


для меня серфинг – это все-таки такая душевная история,
 и я пытаюсь в него вкладывать, а не зарабатывать с него


Large arctic surfing 2015  taniaelisarieva barents sea 3494


Много ли это времени у тебя отнимает? Не мешает ли заниматься обычными делами?


Сейчас кризис, и по моей профессии это заметно бьет (у Кости свой видео-продакшн - прим.) – у меня съемки были не каждый день, и я вполне находил время заниматься досками. 


В каких местах ты побывал со своими досками? Был ли ты в местах, где много прорайдеров, чтобы они могли покататься и оценить твои доски? Может, ты ездил с ними на Бали?


Нет, я бывал с ними только в своих трипах – я же делал их специально под проект. Идея была в том, чтобы пройти все стадии путешествий и первооткрывательства – сделать самому доску, прожить этот период от того момента, как ты ее придумал в своей голове до того момента, как ты идешь с ней в воду. 


Кто умеет кататься – тот на ней поедет. Кто не умеет – тому будет достаточно сложно. Так что я особо не проверял на других, каково им кататься на моих досках, но все, кто берут их в руки, говорят: «Ого, как здорово! Как ты вообще так классно сделал!». 


Large rib 7


Делать доски оказалось легче, чем ты ожидал? Или, может быть, наоборот?


Оказалось как всегда: ждешь одного, а по факту оказывается совершенно другое. Это как обычно едешь на какой-нибудь спот, рисуешь картинку, приезжаешь – а там все наоборот. Также и здесь – думаешь: «Да че тут делать! Сделаю все за 3 дня, и все!». А в итоге делаешь ее месяц: на один поиск материалов сколько времени уходит. А так, если все есть, я думаю, за неделю можно все сделать. Но потом руки капитально болят, с непривычки, если ты не часто работаешь руками – это и физически достаточно сложно.


Я знаю, что вы еще делаете для Surf In Siberia разные мелочи из всякого мусора, который находите на побережье.


На берег океана выбрасывается все, что ему не нужно: морские сети, поплавки и всякое такое. Я начал делать этот проект, познакомился со всякими творческими людьми, и вот познакомился с Артемом – в Подмосковье у него своя мастерская-лофт. Он делает такую самобытную мебель – железную, подвесные двери такие как у шкафа-купе… ну, в общем, такой лофт. Он попросил меня привезти ему каких-нибудь штук, и я нашел такие буи, которые держат сети. Сейчас они пластиковые, а раньше были железные. И вот их соль сильно пожрала, и они получились очень фактурные. И вот он из них делает плафоны для светильников, а из тех, что побольше – раковины. 


  • Height 523 10390524 10201228566552614 8150484345405324778 n
  • Height 523       d2 2

И я сам начал для себя собирать всякие куски сетей и делать разные сувениры. Однажды привез домой старый ржавый иллюминатор из трюма старого корабля и сделал себе зеркало для бритья. Взял поплавок, обтянул его сеткой, вставил лампочку и отражатель – получилась настольная лампа.


Но некоторые вещи мы делаем для всех. Артем распускает сети, которые я привожу из разных путешествий, выдергивает из них нитки и делает из них обложки для паспортов. Иногда делаем всякие фенички-браслетики. Мы это все делаем для тех людей, кому интересен проект, кто хочет как-то приобщиться к нему.