Лет 20 назад на 8-битной приставке существовала видеоигра «Rollergames»: вы выбриаете одного из трех персонажей на роликовых коньках и проходите уровень за уровнем, преодолевая препятствия в виде плохих парней, катящихся бочек, открытых люков и прочего – до так называемых боссов. На одном из этапов вы оказываетесь на бесконечной автомагистрали, на фоне ночного города и звездного неба, вы мчитесь вперед в ожидании нового противника. Играет жизнеутверждающая 8-битная музыка, и все это сочетание создает ощущение уюта, эйфории с примесью эдакой летней грустинки.


Если бы меня попросили по возможности коротко описать творчество молодой британской группы Jungle, то это выглядело бы примерно так.


Medium 11100651 483812051767213 264500768 n


История такая: двое друзей из Лондона, дружившие с 9 лет, создали анонимный проект, который их быстро прославил, группа разоблачилась и выпустила альбом Jungle (2014), который музыкальные критики охарактеризовали как нечто среднее между чиллвейвом, модерн соулом, электро-фанком и некоторыми другими маргинальными жанрами. Одно можно сказать наверняка – это танцевальная музыка, протягивающая руку, кроме всего прочего, и золотой эре диско, с ее синтезаторами, хлопками в ладоши и легкой психоделией. Помимо двух солистов, в постоянный состав группы входят еще несколько человек: басист, перкуссионист, девушка Руди на бэк-вокале и другие.


это танцевальная музыка, протягивающая руку,
 кроме всего прочего, и золотой эре диско,
 с ее синтезаторами, хлопками в ладоши и легкой психоделией


Right on time / Back by the beach / Still gon’ bring the heat – заявляют Jungle в своем альбоме перед тем, как начинается, собственно, музыка и звучат фальцеты участников группы. Heat в английском слэнге обозначает полицию, которая присутствует в песне в виде протяжной сирены. Если сопоставить это с основным значением слова heat, посыл Jungle становится довольно прозрачным: мы хотим, чтобы было жарко, чтобы было громче, чем позволяет закон. Заметим, что Jungle не пытаются добиться этой самой жары посредством искусственного повышения температуры, будь то крики «танцуйте, потейте» или злоупотребление басом. Более того, эта музыка отдает интеллигентностью, даже некоторым холодком – возможно, все дело в English way, о котором пели еще Pink Floyd в своей «Time».




Голоса J и T (так именуют себя солисты) звучат откуда-то сверху, и ни разу за альбом не опускаются ниже этого уровня, но и не срываются на визг. Электронные зациклинные сэмплы, хоть и перемешанные с карибской перкуссией и другими живыми инструментами, делают песни упорядоченными, ровными, без единого намека на импровизацию или джем. Но Jungle очень внимательно относятся к деталям, и как следствие – это делает их музыку более, чем танцевальной. Вокалисты то тянут слова, создавая из одного звука целую музыкальную фразу, то «выдыхают» их, повторяют несколько раз, меняя инотации и оттенки, от чего в словах появляется ирония, насмешка, сожаление, эмоция в целом. Музыкально их песни наполнены протяжными синтезаторными аккордами со всякими шумами космическими, а также характерными синкопами, которые пускают сквозь тело разряд и одновременно поддерживают танцевальный огонь.




Возвращаясь к игре слов, фраза «bring the heat», которая проходит рефреном через уже упомянутую песню, абсолютно созвучна с «bring the hit» - нужен хит, что также вкладывается в манифест Jungle в этом альбоме. Он буквально пропитан мотивом рождения, предвкушением чего-то неведанного: «it’s starting, baby», «there’s something tonight / going on down there» и другие примеры, а основная тема из «Busy Earnin’» и вовсе напоминает вступительные кадры из какого-нибудь шпионского фильма.




Jungle удается из ничего создавать в своих песнях целые истории и сюжеты. Традиционно танцевальная музыка не обременена вдумчивыми текстами. C одной стороны, это применимо и к лондонской группе – их песни, скорее, составлены из отдельных слов и фраз, чем законченных предложений. Однако именно невнятность, недосказанность и заставляет воображение работать. Взять хотя бы все ту же «The Heat»: спустя 10 секунд песни мы уже имеем ключевые маркеры пространства – пляж, жара, полиция. И вот мы оказываемся героями какого-нибудь «Miami Vice», а учитывая, что по тексту жара здесь также явно указывается на чувства между мужчиной и женщиной, сюжет открывается для новых поворотов. Или же «Lucky I Got What I Want» - перед нами разворачивается целый психологический триллер, герой обнаруживает себя рядом с чем-то или кем-то, и обращясь к неизвестному, просит никому об этом не рассказывать, но и ничего не забывать. А фраза «Inside this killing / cut if I want / Time to leave», кажется, прямо указывает именно на криминальный подтекст, дальше все зависит от воли фантазии. Можно дискутировать о том, нужна ли вообще интерпретация текста в песнях с акцентом на музыкальной составляющей, но, как кажется, в случае Jungle нужна, потому что если группа на чем-то и ставит акцент, так это на эмоции и настроении – вашем личном, в отдельно взятый момент.


Можно дискутировать о том, нужна ли вообще интерпретация текста
 в песнях с акцентом на музыкальной составляющей,
 но, как кажется, в случае Jungle нужна


Клипы Jungle, а их по следам альбома было снято аж четыре, все, как один, похожи – это случайный танцпол, случайные люди на нем и, конечно, музыка лондонского дуэта. Как признались Jungle в одном из интервью, танец – естественная реакция на музыку, так почему бы не использовать этот инструмент. Несмотря на формальную схожесть, особый вид каждому клипу придают его герои – в случае «The Heat» это два чернокожих парня на роликах, которые своими танцами укрепляют связь между Jungle, Майклом Джексоном и Bee Gees. Клип «Time» отличается от других тем, что в нем задействованы непрофессиональные танцоры. Да, они тоже предаются музыке Jungle, но делают это не на камеру, а, как у Fatboy Slim в хрестоматийном «Weapon of Choice», от того, что просто не могут усидеть на стуле. В этом отношении, в излишней самонадеянности группу обвинить, пожалуй, нельзя.




Как можно понять из «правил жизни» группы,
 шоу не является ее самоцелью,
 и музыканты не ставят перед собой задачу продать свое лицо
 и превратиться в бренд.


Отдельно следует упомянуть живые выступления Jungle, среди которых участие в течение года в таких заметных фестивалях, как Coachella, Glastonbury, Flow и других. Как можно понять из «правил жизни» группы, шоу не является ее самоцелью, и музыканты не ставят перед собой задачу продать свое лицо и превратиться в бренд. Об этом, кстати, говорит и само название группы, и псевдонимы ее участников: попробуйте найти какую-нибудь информацию о Jungle или J и T в поисковых системах, и сами поймете. На своем концерте в Хельсинки на фестивале Flow британская группа сделала так, чтобы зрителей вообще ничего не отвлекало от их музыки. Из-за спин артистов в зал бил ослепительно яркий свет прожекторов, так, что самих выступающих видно практически не было – таким образом, к середине выступления публика перестала смортеть в сторону сцены и стала спокойно танцевать, создавая атмосферу уюта, эйфории и всего прочего.


Этим летом Jungle выступят в Латвии, на фестивале Positivus 17 июля. https://www.positivusfestival.com/en/


  • Height 523 11121908 483363845145367 348571157 n
  • Height 523 11253841 483363841812034 2133930062 n
  • Height 523 11267619 483363838478701 1976496021 n
  • Height 523 11255615 483363851812033 718822085 o

Текст: Андрей Лешкевич