Весь год на территории России, то тут, то там проходили этапы Чемпионата России по серфингу. Камчатка, Владивосток, Санкт-Петербург, Сочи, Калининград - 5 этапов, 5 разных регионов, и везде бывают волны. О том, как они поднимали Россию с колен и методом проб и ошибок пришли к тому, что большинству такая активность просто не нужна, рассказывают организаторы и победители своих же соревнований Сергей Расшиваев и Евгений Исаков.



Серф-сезон закончился?


Сергей Расшиваев: Сезон в России еще не закончился. Для нас-то он вообще круглый год, но получилось так, что мы уезжаем на международные соревнования и не можем ждать последнего этапа в Сочи, но чемпионы по итогам всех этапов уже определены. Я занял первое место в шортборде, а Женя - в лонгборде. Теперь мы едем в Перу на международные игры, и на этот раз едет целая сборная России, в отличие от прошлого года, когда я участвовал там один. Это второй по значимости чемпионат мира, ISA, он более Олимпийский, чем ASP – то тут очки каждого участника уходят в копилку сборной, и итоговые места распределяются между сборными, а не отдельными людьми.


Large surfing russia vladivostok reyneke 5

Сергей Расшиваев, Владивосток

В прошлый раз, когда мы с тобой общались, ты говорил, что у тебя есть определенный список мест, которые ты хотел для себя открыть, и среди прочих был Калининград. Удалось там покататься?


Сергей: Нам удалось вполне успешно провести там соревнования в этом году. Женя как раз из Калининграда. Он был главным организатором чемпионата там, пусть он лучше расскажет об этом. Калининградский этап Чемпионата России был самым успешным в плане отзывчивости публики и райдеров, было видно, что всем это нужно. После того, как мы все быстро провели (уложились в один день), еще две недели были нон-стопом волны, и мы все объездили и обкатали всю округу.


Жень, как сейчас выглядит серф-комьюнити в Калининграде?


Евгений Исаков: Если сравнивать с другими регионами, получается, что наше серф-сообщество – самое малочисленное. Если, например, в том же самом Питере, Владивостоке, на Камчатке уже даже есть какие-то школы, можно встретить толпы народу на лайн-апе, то в Калининграде нас можно пересчитать по пальцам. Одной из главных целью соревнований была популяризация серфинга в Калининграде, и я думаю, что количество желающих покататься после соревнований увеличилось, и к следующему мероприятию мы увидим на лайн-апе уже больше народу, в том числе и местного.


В какое время там есть волны?


Женя: Лучше всего – это осень/весна, потому что в это время дуют ветра, и в Балтийском море сильные штормы. 


Large russia surfing baltic kaliningrad 142

У вас не так давно открылся магазин Quiksilver. Меня всегда интересовало – когда в маленьком городе открывается бордшоп, это как-то влияет на повышение интереса и развитие индустрии?


Женя: Я думаю, что не магазин определяет тенденции, а наоборот. Есть спрос – появился магазин. Сейчас для большинства Quiksilver – это то же самое, что любой другой бренд. Многие не ассоциируют его ни с какими видами спорта. Не со сноубордом, ни с серфом, тем более. Это один из магазинов в ряду любых других. Это просто магазин модной одежды. Чем больше будет популяризирован серфинг в Калининграде, тем больше Quiksilver будут ассоциировать с серфингом.


Сергей: Тем более, сейчас абсолютно все спекулируют на серфинге. Всякие мейнстримовые бренды делают фотосессии с серфами… Я недавно катался на доске Louis Vuitton, которая стоит какие-то безумные деньги, причем не потому что она как-то особенно едет, а просто потому что это Louis Vuitton.


Large russia surfing baltic kaliningrad 56

Соревнования по серфингу – самые нестабильные в плане погодных условий…


Сергей: Да, это самые сложные соревнования в плане организации. В сноуборде – ты построил трамплин, он у тебя будет мерзлый, рыхлый – неважно, посыпал солью и гоняешь. А здесь все совсем по-другому.


Что вы делаете, если соревнования не проходят? Насколько это сильный для вас стресс? Нет ли ощущения, что надо завязывать с этим и проводить соревнования где-нибудь не в России, потому что это проще?


Сергей: Я скажу, как есть. Нам хватило сполна. Во-первых, это трудно. И в чем самый провал – ты сидишь 3 недели в период ожидания и тупо ждешь. Ты все сделал, у тебя все готово, ты можешь хоть уехать куда-нибудь, но ты все время начеку. Когда проходит половина времени, ты уже начинаешь напрягаться. В итоге на последний этап в Сочи волны так и не пришли.


Женя: Для меня лично самое сложное – это то, что ты сам не катаешься. С этими периодами ожидания у тебя просто нет возможности покататься: ты до фига времени торчишь на одном месте и никак не можешь добраться до волн. На тебе висит ответственность организатора соревнований – это не так страшно, как то, что ты как спортсмен не развиваешься все это время. Хорошо, что я уже завтра улетаю.


Сергей: И третий момент, который подкосил больше всего – все-таки я занимаюсь этим и считаю это общественной деятельностью, в первую очередь… но находились местные серферы, которые были недовольны происходящим. Мы-то думали, что мы приедем и покажем, как можно кататься на их волнах… причем мы же не Келли Слейтер, про которого все скажут «А, ну Келли Слейтер – он везде может покататься», а такие же ребята, как они.


самое сложное – это то, что ты сам не катаешься.
 С этими периодами ожидания у тебя просто нет возможности покататься:
 ты до фига времени торчишь на одном месте
 и никак не можешь добраться до волн.


Large surfing russia vladivostok reyneke 6

Евгений Исаков, Владивосток

Какой из регионов имел наибольший успех?


Расшиваев: Однозначно, Калининград. Там ребята говорили – «ни фига себе, приходишь как на серф-спот! Везде люди с досками на воде сидят!». В некоторых местах находились отдельные ребята, которые говорили: «понаехали тут кататься на наших волнах! А что, у вас сегодня заезды, и кататься нельзя?! Да у нас свеллы два раза в неделю, идите вы нафиг!».


Женя: Цель наших соревнований – популяризация серфинга в России. Но надо признаться, что самые лучшие и способные райдеры из России живут сейчас за рубежом: на Бали, в Португалии… И для того, чтобы сами соревнования были интересны всем, было бы круто привлечь это комьюнити серферов, которые живут не в России. Это сделать не получилось, и появился определенный скепсис – зачем людям, сидящим на Бали, куда-то ломиться и принимать участие в российских соревнованиях? Это, как минимум, дорого. Так что нас не поняли и местные ребята, и свои же, кто мог бы побороться за призовые места, не приехали.


И что вы думаете? У вас есть какой-то план на следующий год?


Расшиваев: Думаем, что все-таки будем проводить соревнования, вряд ли, конечно, 5 этапов, как в этом году, но продолжать что-то делать надо – ведь по итогу все было очень круто проведено. Везде были свои спонсоры, все было очень красиво и сделано как надо. В Калиниграде в этом заинтересованы все – и райдеры, и зрители, и спонсоры. Там ты выходишь из воды, и к тебе подходит 5 человек прессы, чтобы взять интервью. Дети болеют за своих – когда Женек занял первое место, весь пляж ликовал – и это было здорово. Вот ради такой отдачи мы делаем свои мероприятия.


«понаехали тут кататься на наших волнах!
 А что, у вас сегодня заезды, и кататься нельзя?!
 Да у нас свеллы два раза в неделю, идите вы нафиг!»


Large russia surfing piter lake ladoga 12

Ладожское озеро

А не думаете ли вы, что школы в таких местах сейчас нужнее, чем соревнования?


Женя: По тому, как прошел этап в Калининграде, по реакции зрителей, участников и прессы, я решил, что в следующем году мы организуем там школу. Оказалось, что у нас можно кататься, у нас есть волны и желающие.


Сергей:  Сейчас в России самый продвинутый в плане серфинга – это Владивосток. Там все началось раньше всех, и сейчас у них уже две школы. Вот, в Калининграде Женя собирается открыть школу, на Камчатке есть школа серфинга… единственное место, где нет сейчас школы, и где сообщество конкретно против этого – это Сочи. Ну, не хотят – и не надо. Мы там не живем и навязывать ничего не будем. 


 У нас есть парень в Питере – Тимур Булгаков. Он когда-то сам сделал себе серф, сам катался на нем у нас на заливе и на Ладоге, участвовал в наших этапах, занимал первые места и таким образом стал получать какие-то деньги с серфинга. Мы дали ему возможность почувствовать себя про-серфером – это здорово, я считаю. После того, как он занял второе место в Питере, ему оплатили Калининград, оплатили поездку на Камчатку с проживанием – а это вообще дорогой трип.


Large russia surfing baltic kaliningrad 85

Тимур Булкаков, Калининград
Сейчас уже все знают, что в России есть серфинг,
 что здесь можно кататься.
 Это наше достижение.


То есть что-то хорошее все-таки было от ваших этапов Чемпионата России?


Конечно, было! Как минимум мы навели немерено шума. В Питере и Калининграде нас показывали по центральному ТВ, конечно, они все напутали, ставили кадры с вейксерфингом, но со временем они воспитываются. В Питере, например, ко мне подошла журналистка в последний день соревнований – уже после лонгборд-заездов и пресс-конференции – и говорит: «Что-то свелла нету.. лайн-ап близко.. А какой ширины доску ты взял?». Она молодец, разобралась в материале. Так и воспитывается пресса, а вместе с ней и вся публика. Сейчас уже все знают, что в России есть серфинг, что здесь можно кататься. Это наше достижение.


  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 91
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 89
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 82
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 8
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 74
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 70
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 64
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 6
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 28
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 30
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 2
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 21
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 137
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 116
  • Height 523 russia surfing baltic kaliningrad 1